• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: 4. моя любовь (список заголовков)
17:37 

Княжна Мэри здесь больше не живет

Словарь в пустыне - невеликая подмога.
Ту-тук.
- Вам кого? Княжна Мэри здесь больше не живет. Танечка Ларина живет по соседству. А я вообще из другой сказки, и у меня уже хээпи энд!
- А кто вы?
- Я Эовин, если угодно. Тут живу я. С моим мужем Фарамиром.

@темы: 10. Мое творчество, 4. Моя любовь, 5. Размышления

16:36 

Кактус

Словарь в пустыне - невеликая подмога.
Не знаю, у всех так или не у всех, но я в каком-то плане страшный традиционалист, ретроград и консерватор. Несмотря на общительность и открытость для знакомств и контактов, во мне присутствует стойкое убеждение в том, что «Старый друг лучше новых двух». И это, с одной стороны, защищает меня от неприятных ситуаций, разочарований и ударов в спину, а с другой – создает проблемы, мешает общаться и не дает развиваться.
Старые знакомые, даже самые неприятные, проверены опытом и временем, от них знаешь, чего ожидать, они вроде как изучены. Новые знакомые таят в себе неведомую угрозу и опасность. Я считаю себя достаточно открытым и искренним человеком, но каждый раз теряюсь, когда при первом же знакомстве со мной начинают общаться так, как будто мы дружим вот уже пять-десять лет. Например, влюбленные и желающие жениться с первого взгляда (а то и с первого клика) не могут рассматриваться мной как-то иначе, чем злобные мошенники-аферисты, секс-маньяки или инфантильные дурачки. А может быть, я неправа?.. Ведь я сама порой стараюсь поведать новому знакомому о том, кто я, из чего состою, чего хочу, о чем (о ком) думаю и какая защита и от чего (кого) мне нужна.
Я убедилась в том, что на свете обитает сто тыщ таких же, как Гепард. Не совсем таких же – а с разными вариациями и модуляциями. Но это не имеет значения. Любой из них мог бы мне встретиться в далеком 2011м, красно-коричневой кричащей осенью, в самый разгар моей одержимости, моей «лихорадки». Ведь мне тогда просто был нужен человек с определенными характеристиками. Лисенок не подошел, хотя и рассматривался. Совокупность высокого интеллекта, физической развитости, внешней красоты, спокойного нрава, высокого уровня обаяния и сексуальности и толики понимания меня – вот и все, что мне тогда было нужно, причем нужно на время, а не навсегда. На время «лихорадки», которая на третий месяц осени уже сбавляла обороты, словно море, успокаивающееся после шторма. Я заткнула алчущую глотку своей Астиль – но зачем надо было вмешиваться Вайрэ в заведомо не ее игру и не на ее поле?
Да, на месте Гепарда мог быть любой соответствующий определенным критериям выбора. И выбор случился не потому, что Гепард такой исключительный, а потому, что Астиль вышла из-под моего контроля. (Я ведь знала, с самого детства так отчетливо знала, что эту зверушку нельзя выпускать из меня наружу, за пределы моего творчества, моих миров, в реальный мир! Я ведь всегда знала, что она способна натворить что-то такое, что мне потом придется оплатить кровью и слезами и устранять последствия годами!)
А значит, вся проблема – в вопросе привычки, привязанности и доверия. Если кто-то показал себя с хорошей стороны, понравился мне, вызвал мое доверие – очень трудно потом сделать так, чтобы человек мне разонравился и утратил мое доверие. Я буду снова и снова искать аргументы в пользу того, что он хороший и лучше новых знакомых, и вообще лучше всех. Ведь я доверила ему жизнь, и не один раз! Как же я могу не доверять ему теперь? Он может сколько угодно пренебрегать мной – память о том, что когда-то я ему нравилась, была интересна, вызывала положительные эмоции и определенный отклик не дает мне перестроить свое отношение к человеку. Увы, я так нелепо устроена, что при всем желании очень трудно испортить впечатление о себе в моих глазах, если до этого ты создавал хорошее впечатление.

@темы: 1. Философское, 4. Моя любовь, 5. Размышления, 8. Психология

Сто лет одиночества

главная